You are viewing bepunk

Я вернулся! :)

playboy
«Соединять!» - новый смысл Урала
К вопросу о «бренде Свердловской области»
______________________________________________________________________________
Илья Удачин
______________________________________________________________________________

1
Почему-то когда речь заходит о бренде Урала или Свердловской области, то принято переводить разговор на инвесторов, то есть людей сторонних.
Разве только когда «внешнеэкономическая деятельность», только тогда бренд?

В первую очередь бренд Урала нужен нам – тем, кто здесь живёт.
Чтобы понимать – зачем мы здесь.
Вернее – наоборот. Вначале давайте поймём, зачем мы здесь, на Урале.
А поняв, построим бренд, т.е. сформируем набор восприятий, который приходит в голову человеку, когда он слышит слова «Урал», «уральский».

Первая и главная целевая аудитория (ЦА) бренда Урала – мы, жители Урала.
То есть, формируя бренд Урала, работаем сами на себя. Это приятно.

Еще ЦА:
- инвесторы;
- все уровни региональной и местной власти;
- бизнес – сообщество;
- особо рефлексирующая часть социума – люди творческих профессий.

2
Начнём «от противного» - как точно бренд не построить.

Во-первых, невозможно построить бренд Урала в «настоящем времени».
Не на что опереться.
Старый бренд – «Опорный край державы» - потерял актуальность. Над уральцами нависла угроза потери самоидентичности. Гордиться в последнее время особо нечем, следовательно, кто ты – непонятно, сам себе не можешь объяснить. Никаких новых – актуальных, эффективных, модных – конструкций, на которые уралец мог бы опереться в понимании (в обнаружении!) себя, за последние 10 лет не появилось. Прорыва в новые смыслы пока не произошло.

Во-вторых, невозможно построить отдельный бренд «Урал для инвесторов».
Инвестору не нужен фантом – подготовленный специально для него набор восприятий, не привязанный к жизни местного социума.
С другой стороны, инвестор вложит деньги, если увидит, что объект инвестиций готов развиваться, что жители и власть региона видят цель и пути развития.
Поэтому проблема – не в инвесторе.
Проблема – в отсутствии предложения для инвестора, утилитарно говоря – в отсутствии товара.
Работающая аналогия из недавнего прошлого - продажа обуви в СССР. Обувь в магазинах была. Но она была ужасна. И её никто не хотел покупать. То есть обувь была, но товара – не было. Никакой бренд ничего бы не исправил при очевидном отсутствии товара.
Не-приход инвестиций связан не с тем, что до инвесторов не донесли бренд, а с тем, что приходить инвестициям – некуда.
Бренд – это четкое обещание для ЦА про некий объект, который опознан и понят теми, кто даёт это обещание.
Для инвесторов не будет товара, инвестициям будет некуда приходить до тех пор, пока Урал остаётся непознанным и непонятым самими уральцами.

3
Теперь – к позитивной стороне вопроса.
К нашему счастью, познание и понимание Урала в значительной мере произошло. Уральский архетип открылся Алексею Иванову. Имею в виду, прежде всего, цикл очерков «Уральская матрица» (http://www.arkada-ivanov.ru/ru/Uralskajamatrica/).
Иванов показал - какие мы, почему мы такие, что нами движет. Показал, как Уральская матрица рихтует людей под себя. И еще – показал, что сейчас матрица временно затихла и есть возможность осознанно внести изменения в её настройки. Понимая и уважая открытые теперь (и скрытые ранее) принципы действия матрицы.

4
Один из очерков цикла называется "Демоны подсознания". Он не первый по порядку.
Но - установленный (хотя и на небольшой статистике) факт – екатеринбуржцы начинают читать цикл именно с этого очерка.
Автор этих строк – не исключение.
Хочется сразу узнать - какие такие магические силы движут мной как уральским жителем. Причем, когда речь идет о "демонах", да еще о присущих тебе, кажется, что это со знаком "плюс". Как Карлсон в роли привидения – помните? – «дикое, но симпатичное»!
И "Демоны подсознания" позволяют такой колдовской, но симпатичный образ нарисовать.

Но суть матрицы гораздо сложнее. И она далеко не во всем так волнующе приятна.
Иванов - честный аналитик. В смысле – психо- аналитик. Он извлекает матрицу на свет в виде совокупности присущих уральцам бессознательных завихрений. Все это бьётся в коллективном бессознательном Урала и в той или иной степени определяет форматы поведения, жизненные пути, да что там - судьбы каждого, кто здесь проживает.
Вот они – ячейки Уральской матрицы:
- язычество и связь со стихиями творения металлов и минералов;
- "у нас есть нечто своё" – сепаратизм, «держава в державе», причём именно как приватизация ресурса, а не как борьба за государственный суверенитет;
- царская милость; без неё никуда (несмотря на «державу в державе»); земные богатства сами по себе не образуют ресурс, только вместе с милостью государя;
- культ труда;
- культ знаний;
- идеал должен быть доставлен на Урал извне; легитимно только чужое; даже то, что создано здесь должно быть переозвучено столицей или заграницей; только такой образец можно присвоить;
- культ совершенства;
- привычка к неволе; в пределах матрицы человек достаточно свободен - а другого ему и не надо;
- привычка к милитаризации; уральский менталитет - агрессивный и мобилизационный;
- фарт и "дикое" счастье.

5
Итак, что главное сделал для нас аналитик А.Иванов.
Он вытащил из бессознательного архетип. Архетип уральца, привязанного к своей матрице.
И теперь мы, зная о себе гораздо больше, чем до анализа, можем осуществить перевод в сознание бессознательных сторон уральской жизни.
И, в результате, сохранить хорошее и попытаться избавиться или изменить (или использовать во благо) то, что не кажется таким уж хорошим. Когда что-то понял про себя - становишься взрослее. А становясь взрослее начинаешь сам строить свою жизнь, учитывая и уважая бессознательное, но преодолевая рабскую зависимость от архетипов.
Сейчас удобное время для этого - матрица отступила. Видимо - на время.
Сейчас - или преображать настройки или ждать еще одной мрачной ревизии матрицы.

6
В истории Урала были два периода отступления матрицы.

Первый - после отмены крепостного права.
Иванов: Хотя живы были и заводы, и люди, горнозаводский мир начал постепенно утрачивать свою индивидуальность и растворяться в общероссийской индустрии. «Уральскую матрицу» вытеснили в «подсознание». Однако уничтожить её никто не мог, как никто не может уничтожить свой генетический код.

Второй – НЭП.
Иванов: Началась краткая эпоха «реставрации» - а может, ренессанса. «Лебединая песнь» свободы от «матрицы». НЭП возрождал торговлю, лёгкую промышленность, отчасти – сельское хозяйство. На индустрию его сил не доставало. Силы нашлись «за бугром». В Советскую Россию были допущены иностранные компании. Наиболее крупной из них было английское акционерное общество «Lena Goldfilds Limited». В 1925 году ему в концессию передали Полевской, Северский, Сысертский, Бисертский и Ревдинский заводы, рудники Дегтярки и Гумёшек, угольные шахты в Егоршино и огромные лесосеки. Компания заработала необыкновенно успешно.
Акционеры вложили огромные средства в реконструкцию старых заводов. Перспективы обрисовались просто блестящие. Но едва они заблестели, советская власть «прикрыла лавочку». В начале 30-х годов договор о концессии был расторгнут, а компания выброшена из СССР. Убытков концессионерам никто не компенсировал. Так и надо буржуям. Обманули дурака на четыре кулака.
Причина расторжения концессии была не только в желании заполучить всю наметившуюся прибыль. Причина заключалась в том, что советская власть поверила в себя. А точнее – интуитивно поняла все выгоды «уральской матрицы».
«Матрица» была самым простым, самым логичным и экономичным способом ведения дел. Самым простым – следовательно, самым понятным для невеж. И плевать, что этот способ не сопрягался с мировой экономикой или с понятием «права человека». Главное – железо. Кроме «уральской матрицы», никто и ничто не произведёт железа так много с таким минимумом усилий.

7
Как вывернуться из-под тяжелой железной матрицы?
Есть один способ - заменить главный ресурс. Главный ресурс Урала как цивилизационного феномена.

По Иванову (см., напр., здесь: http://www.profile.ru/items/?item=29453), Россия – это совокупность большого количества цивилизационных феноменов (Урал или, точнее, горнозаводской Урал – один из них), каждый из которых базируется на своем особенном главном ресурсе. Для извлечения этого ресурса создается технология.
Главный ресурс Урала (ресурс, на котором построена Уральская матрица) – металлы, технология – металлургия.
Технологии формируют социумы. Социальная жизнь Урала сосредоточена «в заводах» (именно так раньше и говорили уральцы – «мы в заводе живём»).

Цивилизационный феномен преобразится, если его основой станет другой ресурс.
Всё стартует от ресурса.
Но, невозможно переложить центр тяжести на абсолютно новый, насильно навязанный (пусть даже и эстетически прекрасный) ресурс.
Маневр возможен, только если новый (претендент на) основной ресурс подспудно существовал, развивался в матрице цивилизационного феномена, уже играя важную, заметную роль.
Но до сих пор это была роль в тени прежнего главного ресурса.

Есть ли «второй главный» ресурс у Урала?

8
Повезло – есть!
Его легко обнаружить, если не искать только среди материальных объектов.
Новый основной ресурс не обязательно материален, он не обязательно вещь, его не обязательно можно держать в руках.

Если так, если идея уравнивается в правах с материальным носителем, то основных ресурсов Урала два: металлы/металлургия и срединность.

В матрице главным был ресурс "металлы/металлургия".
Срединность играла вспомогательную роль.
Срединность была не сама по себе, а следствием слома границ. Она не обладала самостоятельной ценностью для уральского социума и всегда несла в себе воспоминание о том, что раньше именно здесь была непреодолимая граница. Русь взломала границу, завоевала Сибирь, стала Россией. И вдруг возникшая срединность Урала до настоящего времени ощущалась не в своей позитивной роли, а как противоположность бывшей границе. Срединность была функцией от границы.
(Ср., напр., с репликой известного географа В.Каганского: «Урал - район сугубо внутренний, укрытый, далекий - особенно в советское время - от всяких заграниц и врагов; но его военно-промышленнная нагрузка делает его парадоксальным образом пограничным регионом»)
Срединность была государева.
Срединность была "военно-индустриальная" - опорный край!
И, что особенно важно, срединность была спрятана в глубоком бессознательном.

Теперь, внимание, задача: сознавая суть уральской матрицы, воспользоваться затишьем в её проявлении. И развернуть технологию использования её нового основного ресурса.
Работать со срединностью как с осознанным фактором.
Тогда срединность становится центральностью. Пора перестать уделять столько внимания тому, что на месте средины была когда-то граница. Это в прошлом. Теперь здесь центр.
И от "военно-индустриальной" срединности нам надо перейти к "контактно-коммуникационной" центральности Урала. Иными словами – реализации интеграционного потенциала Урала.

9
Применяемые определения взяты из работы В.Л.Каганского «Постсоветский Урал» (http://www.russ.ru/pole/Postsovetskij-Ural).
Отмечая «центральность» Урала и присущую ему способность «сочленять Запад и Восток России, соединять в своем культурном ландшафте их черты», автор сетует, что центральность до сих пор не осмыслена как основной ресурс территории.
«Многое из того, что могло быть сейчас на Урале в расцвете, читается в его ландшафте с большим трудом и лишь при очень внимательном всматривании. Урал обладает огромным интеграционным потенциалом, это самый интегрирующий современную Россию макрорегион; единство Урала как ничто укрепляет единство России. Его географическое положение - сугубо контактное, стыковое, на нем объективно лежит миссия сшивания и скрепления малоосвоенного ресурсного периферийного Востока страны и (относительно) освоенного провинциального Запада - но как же мало чувствуется эта роль, как плохо она исполняется, как слабо насыщена содержанием. Только у Екатеринбурга есть некоторые потуги в этом направлении, но ведь это роль не города, а макрорегиона в целом. Нет никаких признаков того, что контактно-коммуникативная роль могла бы со временем заменить явно отходящую военно-индустриальную. Почти не читается скрепляющая роль двух половин России и в символическом самоопределении территории, где ее место занимает граница Европа/Азия, абстрактно мыслимая как ось Урала; однако сейчас эта граница лишена серьезной смысловой и символической нагрузки. Образно-символическая роль Урала как главной стяжки постсоветской России остается не актуализированной. Центральной Россией Урал себя не ощущает».

Здесь самое место для рассуждений «о роли личности в истории». Для того, чтобы актуализировать новую роль Урала, которая уже проявилась, то есть - опознана, необходимы активисты.
Задача активистов – понять то, что уже опознано и применить понятое к реальной жизни.
Осмыслить Урал как новый цивилизационный феномен, основной ресурс которого – центральность, интеграционный потенциал, «миссия сшивания и скрепления». Это значит, понять «какая нужна технология для освоения ресурса и какие права надо дать местному социуму, который обслуживает эти технологии, чтобы ресурс приносил пользу всем» (А.Иванов, http://www.profile.ru/items/?item=29453).

Идеальной будет ситуация, когда штаб активистов создается при участии или по инициативе региональных властей. В этом случае шансы на решение задачи возрастают.

10
Бренд региона – это бренд цивилизационного феномена.
Т.е. бренд ресурса, технологии, социума, культуры.
Эта цепочка понятий – суть методологии построения бренда территории, понимаемой как специфический ландшафт, особое пространство.

Поэтому сложно представить отдельный «бренд Свердловской области», отделенный от её горноуральской принадлежности.
Нужен бренд Урала как единой территории, единого пространства. Именно Урал (а не область, как в некотором смысле искусственное административное образование) мы ощущаем как «природно-культурный макрорегион, который выделен на основании горной страны» (см. Каганский).

Понимание Урала как единой агломерации открывает возможность совместного воплощения новой цивилизационной сущности Урала жителями всех административных образований (областей, краев и республик), входящих в макрорегион.

Здесь нужен беспристрастный анализ возможностей, но новый подход, понимание интеграционной сущности как основного ресурса Урала открывает новые горизонты в видении места Урала в постиндустриальной России и шире – в постиндустриальном мире.

Такого количества крупных городов («миллионников»), связанных единым цивилизационным феноменом, нет больше нигде в России. Поэтому, например, не кажется совсем невероятной идея построения (вырастания) мегалополиса Екатеринбург – Челябинск (- Пермь?) как нового евразийского мирового города.
Согласно Трейвишу и Курасову («Мировые города в постиндустриальной экономике: термины, теоретические конструкции и реальность», Мир России, 2009, №1; http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/327973.html) «мегаполис – просто город-гигант или его агломерация. Мегалополис, впервые выделенный на востоке США как уникальный объект (ныне Босваш: Бостон – Вашингтон), уже группа, обычно полоса сближенных агломераций. Агломерации нужен не одинокий город, а мегалополису – не одна агломерация. Типичные размеры мегалополиса: площадь от 100 тыс кв. км, протяженность 400-700 км, население не менее 25 млн. человек». Не дотягиваем только по населению.

11
Логичный вопрос. Говорим о «срединности, центральности», но средина и центр должны быть у чего-то, где-то. Где тот центр, о котором говорим мы?
Ответ - в России.
Следовательно, смысл Урала – центр смысла России. Квинтэссенция смысла.
Смысл России – не сформулирован (об этом см., напр. http://finam.fm/archive-view/2377/; http://www.kapital-rus.ru/articles/article/139063).
Проблему обретения Россией смысла Игорь Чубайс выразил следующим образом: «мы не определили свою идентичность: мы наследники СССР или мы продолжатели тысячелетней России, или мы вообще выкинули всю свою историю и бежим за Западом? Кто мы? У нас нет идентичности».
Снова потеря идентичности и отсутствие выхода.

Но не всё так плохо.
Понимание смысла России происходит в работах других, не самых «раскрученных», но весьма эрудированных и глубоких авторов.
Вот что говорит китаевед Андрей Девятов (http://www.gzt.ru/topnews/economics/-chtoby-vypravitj-situatsiyu-na-ekspo-rossiya-/295347.html), размышляя о том, как вести себя с китайцами, чтобы они тебя уважали: «Китайцы очень прагматичны, и их отношения с зарубежьем – это «бесконечный путь хитрости». Вежливая хитрость обезоруживается искренностью. Искренность китайцами ценится очень высоко. Но для возникновения чувства уважения к искренности китаец должен почувствовать в собеседнике не простодушие юного бесхитростного простака, но великодушие человека широкой эрудиции, несгибаемой воли и глубокой, лишенной всякой паники осмысленной мудрости».

Перед нами – смыслы России. Ресурсы России как грандиозного интегрального цивилизационного феномена. Ресурсы, которые должны влечь за собой технологии освоения, новые типы социумов, возникновение соответствующей культуры, построение бренда России.
Повторим их еще раз:
Искренность
Великодушие
Эрудиция
Воля
Мудрость.

12
Итак, новый поворот Уральской матрицы.
Главное:
1. Основной ресурс – контактно-коммуникационная центральность, интеграционный потенциал макрорегиона Урал;
2. Смысл Урала - квинтэссенция смысла России.

Получаем удобную для восприятия формулу уральской жизни (суть бренда Урала):
искренность, великодушие, эрудиция, воля, мудрость
+
миссия сшивания и скрепления (контактно-коммуникационная роль).

13
Важное замечание: новая формула уральской жизни еще не действует.
Это – будущее.
Это – цель.
Но это хорошая цель, достижимая для взрослого человека, осознающего свою связь с бессознательным (а, значит, осознающего себя).

Достижение цели требует фундаментальных преобразований.
Каков наилучший способ осуществить в будущем фундаментальные преобразования?
Надо проектировать от цели. От цели в будущем к нынешнему состоянию.
Видеть будущее как причину настоящего.
Суть такого планирования, научно обоснованного и многократно внедренного Расселлом Акоффом в различных компаниях и госучреждениях, в биографии ученого сформулирована следующим образом:
«Участники процесса полагают, что основные препятствия к изменениям были разрушены “вчера вечером” и рассматривают идеальное будущее, которое они могут выбрать сегодня. В процессе сокращения разрыва между идеальным будущим и будущим, в котором они уже оказались, не осуществляя никаких изменений, участники проекта обнаруживают, что препятствия “растворяются” (то есть исчезают из их сознания).
Интерактивное планирование (ИП) представляет собой методологию, которая способствует внедрению предшествующих идей в реальный мир.
Цель ИП — проектирование будущего. ИП основано на принципе участия и максимально мобилизует творческие способности участников проекта».

Над организаторами любого проекта, по Акоффу, нависает максима «планировать или быть планируемым» - либо одно, либо другое, третьего не дано.
Если хочешь чего-то добиться – планируй! Постарайся увидеть будущее как причину настоящего. Реализуй новую формулу уральской жизни!
Иначе уральская матрица безжалостно «спланирует» тебя, как и всё вокруг, загрузив новую реинкарнацию неволи и агрессии.

Времени на целеполагание у нас совсем немного.
А.Иванов: «Неволя и милитаризация», бесправие и насилие подыскивают себе эквиваленты в нынешнем мире. Что подойдёт лучше? Бедность? Безработица? Конкуренция? Госзаказ? Корпоративная культура?
В мире много вещей, которые изначально кажутся вегетарианскими, но вполне могут вырасти в людоедские».
Отряды безнадежно пьяной и утомленно мутной уральской молодежи уже успешно оккупировали дворы, скверы, площади и набережные уральских городов, засыпая их слоем битого бутылочного стекла и мятыми пивными банками.
В отсутствии цели, их поведение определяется ощущением собственной ненужности. Самоутверждаться приходится через проявления агрессии, знаменитой уральской суровости, показного неуважения к другим людям и пространству собственной жизни.
Но агрессивный человек, по определению - несвободный человек.
Большая неволя снова на подходе.

Поэтому активистам (см. п.9) нельзя жить ожиданием будущего, а необходимо влиять на то, каким будет это будущее.
Решения, принимаемые сейчас, в том числе – всеми ветвями и уровнями власти, как стратегические, так и тактические, должны быть адекватны будущей, но уже опознанной роли Урала – новой формуле уральской жизни.
При ясности цели будет естественно разворачиваться и цепочка шагов, приводящих к ней.

14
Новая формула уральской жизни (искренность, великодушие, эрудиция, воля, мудрость + миссия сшивания и скрепления) – это обещание, которое дается целевым аудиториям.
С точки зрения создания бренда это означает, что брендируется продукт будущего периода.

Вообще говоря, такой подход попадает в актуальный тренд.
Например, в одной из серий последнего сезона любимого многими сериала «Доктор Хаус» врачи исследуют пациента с помощью несуществующего прибора – когнитивного томографа, который отображает мысли пациента на экране.
Это означает, что (взято отсюда: http://habrahabr.ru/blogs/popular_science/87954/) «в нишу product placement, до этого занятую только массовыми брендами, приходят несуществующие технологии. С одной стороны, это наверняка поможет учёным получить дополнительные инвестиции, а с другой — … реклама несуществующей, но брендированной технологии станет неотъемлемой частью научных исследований».

Для нас здесь прямая и весьма продуктивная аналогия.
Когнитивный томограф продвигается аудитории как реальный объект, хотя он пока только цель (то есть он - в будущем) и не существует в реальности.
Продвижение бренда Урала, основанного на формуле уральской жизни, также означает продвижение цели.
Следуя тренду, именно так и следует поступать: продвигать новый цивилизационный феномен Урала как уже существующий, хотя он пока – только цель в будущем. Но такая цель, которая обязательно будет достигнута.

Бренд нового Урала, если он базируется на основном ресурсе территории и сопричастности к основным смыслам России, имеет шанс оказаться значимым и проникнуть в души и умы местных жителей. А значит - вступить в конкуренцию жестким давлением многовековой уральской матрицы, ресурс которой теряет значимость в современном мире.

Более того, обоснованный бренд нового Урала гарантирует конкурентное преимущество в борьбе инвестиции, поскольку продвижение российских регионов строится, как правило, не на понимании основного ресурса территории, а на «благих пожеланиях». К таковым можно отнести многократно повторенные различными регионами слоганы про «территорию успеха» или «территорию возможностей».
Вряд ли есть те, кто хотел бы видеть свою землю «территорией провала» или «полной безнадёги». Но и заклинания на «успех» и «возможности» - без понимания ресурса, технологии и социальных конструкций, необходимых для достижения успеха и реализации возможностей – вряд ли результативны.

Используя описанный тренд продвижения несуществующих (но запланированных) технологий, можно обобщить ноу-хау внедрения новой формулы уральской жизни:
1. Постановка цели в будущем: Урал как новый цивилизационный феномен, где главным ресурсом становится его интеграционный потенциал.
2. Планирование средств и ресурсов, необходимых для достижения цели в будущем.
3. Проектирование внедрения и контроля за управлением.
4. Продвижение новой формулы уральской жизни (включая создание бренда) как уже существующей.
5. Плановое и динамичное привлечение инвестиций под обоснованную и брендированную цель в будущем: инвестиции в экономику нового цивилизационного феномена.

15
Действия, которые необходимо совершить в первую очередь и, желательно, в ближайшем будущем:

1. Организовать работу активистов по осмыслению Урала как нового цивилизационного феномена (см. п.9 данного документа). Нужен бюджет.

2. Организовать работу по разработке бренда Урала как комплекса восприятий новой формулы уральской жизни. Нужен бюджет.


16
Приложение: вариант образа нового Урала как основа для разработки бренда.

Один из действенных приёмов, которым пользуются при генерации ТЗ на разработку бренда – это попытка представить, каким человеком был бы объект продвижения, если бы он был человеком.

Так каким же человеком был бы Урал, описанный новой формулой уральской жизни (искренность, великодушие, эрудиция, воля, мудрость + миссия сшивания и скрепления)?

Урал – это профессор Университета, мужчина средних лет, в самом расцвете сил.
Спокойный, уверенный в себе.
Он ведет научную, преподавательскую деятельность и, кроме того, владеет компанией, действующей в зоне прикладной реализации его научных интересов.
Он – и ученый, и предприниматель, и управленец.
Его студенческие годы прошли здесь, у него глубокая внутренняя связь с этой землёй, он чувствует энергию этого пространства. У него есть опыт серьезных походов (лыжных, пеших, водных), он знает, что такое экстремальные ситуации. Что, кстати, тоже роднит его с этой землей.

Он умеет взаимодействовать с людьми, умеет строить отношения на доверии, а не на манипулировании.

Он признан в мировом научном сообществе. Несколько лет работал в ключевых зарубежных лабораториях. Сейчас в его лаборатории в Университете есть аспиранты и сотрудники из разных стран. Многие студенты из других Университетов и других городов стремятся попасть в его лабораторию.

Он признан в деловом мире как проницательный и успешный предприниматель. Его бизнес успешен, хотя сейчас он уже не вовлечен в оперативное управление на 100%. Сейчас он скорее идеолог. По должности, возможно, член Совета директоров.
Продукция его компании пользуется спросом не только в России.

Он чувствует свою связь с изначальным уральским архетипом, понимает суть старой горнозаводской уральской матрицы. И понимает необходимость перехода уральской жизни к новому главному ресурсу – интеграционному потенциалу территории, сшиванию, скреплению России.

Миссия нашего профессора – соединять.

«Соединять!» – новый смысл Урала.
playboy
Когда в Южной Осетии началась война, и Россия вступила в конфликт, мы сделали первый шаг к тому, чтобы вернуть былую гордость за нашу страну, за нашу честь и наше достоинство. И мы хотим быть уверены, что и второй шаг, и все последующие, будут сделаны так же твердо и решительно.
Не знаю как вы, а я испытываю гордость за Россию.
Да, сначала было все наоборот, по крайней мере для меня, когда в пятницу Грузия ровняла с землей Цхинвали, а Россия по данным СМИ молчала... И было больно и обидно. И страшно, что началась большая война. Но когда мы за несколько дней разрешили конфликт и утерли Саакашвили и США нос, лично я стал испытывать гордость за свою страну! Или вы не разделяете моих чувств?

Сегодня на сайте ЩТВ началась акция "РОССИЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ!". Мы хотим показать, что нас много и нас касается судьба нашей страны!

Первыми об участии в акции заявили журналист Сергей Доренко и представитель президента Южной Осетии в России Дмитрий Медоев.

Если вы тоже гордитесь нашей страной - присоединяйтесь!

Хуясе

playboy


   
    - дай ссылку на этот пост в своем ЖЖ.

видео

playboy

Солженицын

playboy
Смотрел сегодня лучшие посты, а там какой-то мудак гнобит Солженицына. В день, блядь, его смерти. Не сказать, что я в восторге от творчества, но решил поддержать тех, кто хорошо отзывается об этом мужчине. Всё-таки он умер... Хотя, собственно, похуй!

Лошак

playboy